Другие русские | STENA.ee

Другие русские | STENA.ee.

В этнической истории русских особое место занимают старожилы Сибири и Дальнего Востока. С 17 века казаки, беглецы от крепостной неволи или просто охочие до новых мест удальцы оседали по берегам великих сибирских рек. Женились на местных женщинах – своих было очень мало, перенимали у туземцев отдельные способы ведения хозяйства, некоторые обычаи. При этом, будучи оторванными от большей части русского народа, они сохранили многие древние пласты культуры, которые в Средней России забылись.

«Русские обитают в с. Маркове и близ него. Марковцы, это потомки первых завоевателей Анадырского края, казаков, оставшихся здесь на постоянное жительство. Северные казаки, вступая в браки с инородческими женщинами, имели детей с примесью инородческого типа, который, переходя из рода в род, сделал марковца трудно отличаемым по лицу от чукчи и других инородцев. Но, утратив русский тип, марковец вполне сохранил язык своих предков, их веру и обычаи; сохранил он старинные русские песни, сказки и пословицы. Живя в течение двух веков в дебрях анадырской тундры, не имея никакого сообщения с матушкой Россией, зная о ней только по темным слухам, Марковец поет те же песни, которые поет весь русский народ», – писал о марковских жителях Антон Павлович Сильницкий, чиновник канцелярии Приамурского генерал-губернатора в 1897 г.

Основные общности старожилов на Северо-Востоке: вышеупомянутые марковцы (Чукотка), камчадалы (побережье Магаданской области, Камчатка), походчане (устье Колымы) русскоустьинцы (устье Индигирки).

 photo kaz_zps548f3d49.jpg

Камчатский казак.

Эти общности довольно сильно отличались друг от друга, так как жили в разных природных условиях, в окружении разных местных народов. На русскоустьинцев сильно повлияли юкагиры, в меньшей степени эвены, на марковцев чуванцы, на камчадалов оседлые коряки. У каждой общности был свой диалект, довольно сильно отличавшийся от общепринятого русского. Кроме заимствований из местных языков, старожилы кое-что взяли у языков народов, с которыми общались по дороге на Восток. В речи русскоустьинцев есть слова коми-зырянского языка, у камчадалов Охотского побережья – татарского и т. д.

Например, исследователь XX века так пишет об общении с русскоустьницами:
«Первое время мне было крайне трудно говорить с ними. Старики плохо понимали мою речь, называя ее мудреной, а я не мог разобраться в смешении свистящих и шипящих звуков, шепелявом произношении согласных и в особенности в своеобразном толковании многих понятий. Тундру они называли сендухой, мелкий водоем — лайдой, глухой залив — кутом, детенышей животных — цыплятами, паука — мизгирем. Вместо слова “ложь” говорили “сыга”, сделать — “доспеть”, дать — “дасти”, прекрасно — “иулга” и т. д. и т. п. Несмотря на языковые трудности, со знатоками старины у нас скоро установились добрые отношения.

А это запись современного журналиста Соколова-Митрича:

«Перво ниохто не был, ни людей, никого, бул только дух на небесах, и от этого духа основался человек, и он там жил, на небесах. Он думает, этот человек: должна ведь быть жемля. Он посмотрел вниз—а там моро—и увидел: чего-то чернеет одном мести. Вот он к нему жближился, этому месту, и увидел: гагара на море плават. Стал он ш ней баять (он тоже, этот гагара, как швятой): «А ты знаешь, агде жемля лежит?»—«Я думаю, внутри есть, очень далеко», — отвечат гагара.—«Как-нибудь не могом ли достат жемли?» – человек шпрашиват…»

А вот образец речи марковцев, заговор от пупочной грыжи, записанный в начале XX века.

– Циво грызес?
– Пупову грызу.
– Грызи ево горазней, цтобы век и по вику не бул!

Мастерски рассказывал байки на марковском говоре покойный Виталий Игнатьевич Задорин.

Детская песенка (Нижняя Колыма)

Мой-от дедушка по-чукотски ломат,
За переводы кохтаны получат.
Моя бабушка чуваночка,
А вторая-то чукчаночка,
Уж как третья-то русаночка.
Что чуваночка обуточки сошьёт,
А русаночка оладьи напекот,
А чукчаночка гостить ко мне идёт,
В поводу она каргиночку ведёт,
В хонбах мне сиводушечку несёт.

На Нижней Колыме отмечено такое явление как сладкоречие – замена звуков р и л на й. «Мы койымский найод», например.

В Магаданской области к старожилам можно отнести камчадалов. Потомки русских казаков, которые смешались с корякским племенем пойтыле (пареньцами), а позднее с эвенами и якутами. Самые известные роды – Елисейкины, Падерины, Брагины. Последний магаданский депутат в Госдуме, Станислав Агафонович Елисейкин как раз камчадал. Сколько их осталось точно подсчитать сложно, от переписи мало толку. Кто хочет пользоваться льготами, положенными северным народам, пишется эвеном или коряком, и даже ительменом, хотя ительмены на Колыме никогда не жили. Городские пишутся русскими. Наверно камчадалов несколько тысяч. Говор их слабо изучен и почти потерян. Я выловил в Сети отдельные фразы, например «шахмою пойдём осередком» – поедем по середине дороги. Общался как-то с филологами, которые изучали местные русские говоры, даже не могли прийти к единому мнению отнести их к «окающим» или «акающим» говорам.

 photo svya_zps2a72c9d4.jpg

Гижигинский священник

Камчадалы отделяли себя в равной степени и от коренных народов, и от поздних русских поселенцев. Сейчас, правда, эта граница стерта – городские мало чем отличаются от остальных русских, а сельские – от коренных. Жили камчадалы в основном в Гижиге, Оле, Ямске, Тауйске, Туманах.

И немного про коренных

Фотоснимки юкагиров начала XX века. Единственные люди, что могут с полным на то правом называть себя коренными колымчанами. На реке Колыме и ее притоках они обосновались еще в неолите. Только вот осталось таких истинных колымчан немного, 1 600 человек, из которых в Магаданской области считанные десятки. В прошлом могущественный народ, воинственный и даже имевший зачатки письменности. По одной из версий их самоназвание «одул» переводится как «силачи, богатыри». Что не смогли сделать враги, сделали эпидемии и голод. Юкагиры до последнего держались за традиционные занятия – охоту на лося и дикого оленя, рыбную ловлю, в то время как все соседи уже освоили оленеводство.

 photo muzhizhena_zps1e35a3bb.jpg

Муж и жена.

 photo provodnikijukagiryVIohelsona_zpsfb18a8ec.jpg

Юкагиры – проводники.

 photo pohoronyutundrovyhyukagirov_zps9ff416f4.jpg

Похороны у тундровых юкагиров.

 photo molodoymuzhchina_zpse03f6c72.jpg

Молодой мужчина.

 photo letneyezhilische_zps3ee4ada0.jpg

Летнее жилище.

 photo letneestoibischenakorkodone_zps96fe78df.jpg

Летнее стойбище на реке Коркодоне (ныне Среднеканский район)

 photo jukagirskajasemjaplyvjotporeke_zps5e0e04a0.jpg

Семья юкагиров в пути по реке.

 photo jokagirskijerybnyjeloveshkinarJasa4noj_zpsdece2761.jpg

Юкагирские рыбные ловушки на р. Ясачной.

 photo devo4ki_zps4455fdf6.jpg

Девочки.

 photo 2yukagira_zps005aa217.jpg

Два юкагира.

 photo zimneezhilischevozhdyatundrovyhyukagirov_zpsda849959.jpg

Зимнее жилище вождя тундровых юкагиров.

 photo zimneezhilische_zpsd8b0738c.jpg

Еще одно зимнее жилище.

 photo zhenschiny_zps9d1003b9.jpg

Женщины.

 photo yukagirkiidutpojagody_zps7f0530f6.jpg

Юкагирки идут по ягоды.

 photo yukagir1_zps9af6c09e.jpg

Мужчина-юкагир.

 photo yukagir_zps5c3d580e.jpg

Еще один мужчина, более «арктической» внешности.

 photo vjurtezajedoj_zps6a6062f3.jpg

В юрте за едой.

 photo stariksostarukhoy_zps725633e5.jpg

Старик со старухой.

 photo rybnajalovushkanarekeNelemnoj_zpsb75bd589.jpg

Ловля рыбы на реке Нелемной (Верхнеколымский район)

 photo shamanvobla4enii_zps8c776f0c.jpg

Шаман в облачении.

А это уже сегодняшний замес всех кровей северного народа:

Categories: Arktica | Leave a comment

Post navigation

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: